Об Ассоциации подробно... Реформы здравоохранения Наши услуги Проекты Сотрудничество
     
 
Центр медико-правовой помощи
Центр эндоэкологической медицины
Гомеопатия
Артериальная гипертония
Неделя здорового сердца
Сахарный диабет
Развитие рынка услуг в здравоохранении
Национальная Медицинская Палата
Реформы в здравоохранении
Ассоциация врачей частной практики
Всероссийский Пироговский Съезд Врачей
Приволжский Центр Оздоровительного питания
Вита сервис - за здоровый образ жизни
Доктор ФОМ - консультации специалистов
Чудо-Чадо - Школа для беременных
Здоровое питание
Туризм и фитнес
Психология и соционика
Экология жилища
Повышение защитных сил организма
Вредные привычки
 
  На Главную
 

"Теперь за медицинскую помощь будет отвечать губернатор"
Идеолог реформы здравоохранения Владимир Стародубов о грядущем перераспределении полномочий

Галина Паперная, mn.ru, 24.10.2011г.

  Спорный законопроект "Об основах охраны здоровья граждан" на удивление мирно прошел второе чтение в Госдуме. В минувшую пятницу нижняя палата 309 голосами одобрила новый базовый документ для медицинской отрасли. Протесты именитых врачей и ряда общественных организаций медиков заставили власти "притормозить" прохождение законопроекта через парламент - летом он был снят из повестки дня и перенесен на осень буквально за считанные часы до рассмотрения. Возникшая пауза была использована и для того, чтобы учесть в законопроекте пожелания критиков, в том числе и одного из самых яростных оппонентов Минздравсоцразвития Леонида Рошаля, утверждают разработчики документа.
  Не исключено, что поправки придется вносить и к третьему чтению - медики, не согласные с предложенной командой Татьяны Голиковой моделью развития отрасли, намерены продолжить наступление на законопроект. Открывающийся на этой неделе Всероссийский Пироговский съезд врачей станет площадкой критики чиновников. Оргкомитет съезда уже направил в адрес руководителей государства и правительства и лидеров всех политических партий страны приглашение принять участие в работе форума и выслушать мнение профессионального сообщества о реформаторских планах Минздравсоцразвития.
  Примечательно, что оппоненты министерства предпочитают спорить с анонимами, называя авторов законопроекта командой Голиковой, либо чиновниками, либо просто Минздравом. И это не совсем верно. Один из основных разработчиков этого документа - академик РАМН Владимир Стародубов в министерстве уже не работает, хотя и возглавлял ведомство в 1998-1999 годах, и несколько раз побывал в кресле заместителя министра. Его также трудно назвать членом команды нынешнего министра, хотя они и тесно сотрудничают: скорее Татьяна Голикова - продолжатель дела Стародубова, как и предыдущий министр Михаил Зурабов.
  Несмотря на смену правительств и министров здравоохранения, академик Стародубов остается одним из наиболее активных идеологов реформы отечественного здравоохранения. В интервью "МН" Владимир Стародубов рассказал, что принятие законопроекта, который задаст вектор развития отечественной медицины, сегодня зависит в основном от политической воли руководства страны.
   - Почему вы настаиваете на скорейшем принятии закона "Об основах охраны здоровья граждан"?
   - До последнего времени мы жили по аналогичному документу, принятому в 1993 году. С тех пор появилось множество явлений, никак не отрегулированных на законодательном уровне. Полный пересмотр рамочного закона просто необходим. Принятый на днях во втором чтении законопроект - это далеко не первая попытка изменить устаревший документ. Свои поправки в него предлагали по очереди все министры здравоохранения, в том числе и я. Но ни одна из них не прошла. В первую очередь из-за отсутствия политической воли.
   - Первый вариант нового законопроекта вызвал протесты в медицинском сообществе. Второе чтение документа несколько раз откладывалось. А если бы в пятницу Госдума опять не проголосовала?
   - Я ответственно заявляю, что без этого закона российское здравоохранение могло бы только деградировать. Перспектив у него точно никаких не было бы. Новый закон "Об обязательном медицинском страховании", региональные программы модернизации, приоритетный нацпроект "Здоровье", закон о страховании профессиональной ответственности врачей - все это должно быть объединено единым базовым, если хотите, идеологическим документом. Только так мы можем гарантировать обществу, что отечественное здравоохранение будет и впредь развиваться по закону, а не по сиюминутной воле отдельных руководителей.
   - Насколько сильно изменился текст закона под давлением общественности?
   - Принципы, которые были заложены в первом варианте документа, изменились не столь значительно. Но в результате обсуждения поменялись подходы ко многим аспектам. Мы прописали в законе значительные полномочия органов власти и хотим, чтобы здравоохранение в нашей стране оставалось государственным.
   - Но на какие-то уступки все-таки пришлось пойти? Какие права получили профессиональные объединения медиков, идейные лидеры которых, тот же Леонид Рошаль, настаивали на полной независимости и возможности участвовать в регулировании отрасли на государственном уровне?
   - После того как законопроект вышел на широкое общественное обсуждение, стало очевидно, что консенсуса в медицинском сообществе нет. Его и не может быть: существует множество моделей развития здравоохранения и взглядов на них. Каким бы ни был законопроект, какие бы мудрые люди его ни писали, он бы все равно вызвал столько же споров.
  Тот принцип, о котором мы в итоге договорились, заключается в том, что надо дать возможность проявить себя самым разным медицинским профессиональным структурам. В принятой редакции закона функции профессиональных объединений закреплены на региональном уровне: их представители смогут участвовать в обсуждении тарифов обязательного медицинского страхования, принимать участие в деятельности правлений территориальных фондов ОМС. Но учитывая, что таких организаций в некоторых регионах достаточно много, мы прописали порог допуска к управленческим решениям. Официальные структуры будут взаимодействовать с теми профессиональными организациями, которые охватывают не менее 25% от общего числа медицинских работников региона.
  На федеральном уровне таких полномочий пока не предусматривается. Но в дальнейшем нужно будет принять отдельный закон о сотрудничестве медицинских объединений с государственными органами управления здравоохранения. И там будет подробно прописано, какие полномочия правительство готово им делегировать и на каких условиях.
   - Как удалось разрешить другие вызвавшие большой общественный резонанс вопросы? Например, о возможности пересадки детских органов или ужесточении правил проведения абортов.
   - Новый закон открывает дорогу детской трансплантологии. Но в отличие от взрослых, в отношении которых действует презумпция согласия (если нет письменного отказа, то пересаживать органы в случае внезапной гибели можно), в отношении детей все наоборот: если нет официального согласия родителей или законных представителей ребенка, забирать органы для пересадки нельзя. Это вполне цивилизованный подход, который не позволит повториться ситуации десятилетней давности, когда из-за одного скандала вся трансплантология в стране встала.
  В том, что касается другой острой темы, прерывания беременности без медицинских показаний, новый закон придерживается мировой практики. Конечно, такое право остается, но появляется понятие "период тишины" - это время, которое дается женщине, чтобы обдумать свое намерение прервать беременность. На ранних сроках (до седьмой недели) и на больших сроках (11-12 недель) этот период может составлять два дня. А на сроках беременности от семи до 11 недель период тишины может быть семь дней. Что вполне логично, так как на ранних сроках, когда можно сделать мини-аборт, и на больших сроках каждый день важен и влияет на вероятность осложнений.
   - Как новый закон определяет платную и бесплатную медицинскую помощь?
   - Вопрос разделения платной и бесплатной медицинской помощи был одним из наиболее спорных, и в итоге не все остались удовлетворены окончательным вариантом. Мы рассматривали эту проблему с двух точек зрения: с точки зрения пациента, которого закон должен защитить от поборов, и с точки зрения медицинских учреждений, за которыми мы хотели сохранить право оказывать платные медицинские услуги. И старались избегать крайностей. Например, есть много сторонников мнения, что платных услуг в государственных клиниках вообще быть не должно. Но если бы такая позиция была отражена в законе, то у большинства граждан России просто не осталось бы возможности пользоваться платными медуслугами, так как частные медицинские центры существуют только в крупных городах.
  В новом законе закреплен перечень видов помощи, которые должны предоставляться гражданам России бесплатно. Фактически он совпадает с программой госгарантий, в которую ранее были включены те виды медицинской помощи, которые должны оказываться бесплатно. Это всеобъемлющий список, куда вошли даже косметологические операции как необходимое восстановление после ожогов, удаления новообразований или врожденных пороков развития.
  Но закон оставляет за лечебными учреждениями право брать деньги за индивидуальные условия оказания помощи. В первую очередь речь о бытовых условиях. Например, таких как телевизор в палате, одноместное размещение или индивидуальный пост медсестры.
   - Будет ли считаться индивидуальным условием замена по просьбе пациента одного лекарства другим, аналогичным по действию?
   - Конечно, почему бы и нет. Например, пациент в качестве спазмолитика хочет использовать не просто папаверин, который включен в стандарт лечения, а но-шпу, которая ничем не отличается, но стоит дороже. В таком случае, как и в любом другом, когда речь идет о дженериках и оригинальных препаратах, новый закон не мешает брать доплату.
   - За что с пациента нельзя брать деньги ни при каких обстоятельствах?
   - Ни в коем случае нельзя брать доплату за очередность и за деньги сокращать процесс ожидания той или иной медицинской процедуры. В законе прописано, что это не может являться платной услугой. Мы все еще хорошо помним советский принцип "создай дефицит и пользуйся этим". Такой ситуации в здравоохранении новый закон не допустит. Также запрещается оказывать платные услуги скорой помощи, проводить на коммерческой основе судебно-медицинскую и судебно-психиатрическую экспертизу.
   - Что вам представляется наиболее важным в новом законе?
   - Очень важно, что нам удалось четко прописать распределение полномочий между муниципальным и субъектовым уровнем. С принятием нового закона вся полнота ответственности за охрану здоровья граждан ложится на субъекты Российской Федерации. Это значит, что все муниципальные лечебные учреждения передаются в собственность субъектов, в том числе традиционно входившие в зону ответственности муниципальных властей служба родовспоможения, скорая помощь и первичная медико-санитарная помощь. Теперь за медицинскую помощь в них будет отвечать губернатор. При этом за главами регионов остается право делегирования полномочий по управлению здравоохранением муниципалитетам. Но ответственность при таком управленческом решении остается на уровне руководства субъекта Российской Федерации. Подъем уровня ответственности, по моему мнению, это большой плюс для отечественного здравоохранения.

 
 
 © 2000-2017 Medical Association. All Rights Reserved. Nizhny Novgorod, Russia      PostDesign&PostProgramming&Hosting by 2A Group