Об Ассоциации подробно... Реформы здравоохранения Наши услуги Проекты Сотрудничество
     
 
Центр медико-правовой помощи
Центр эндоэкологической медицины
Гомеопатия
Артериальная гипертония
Неделя здорового сердца
Сахарный диабет
Развитие рынка услуг в здравоохранении
Национальная Медицинская Палата
Реформы в здравоохранении
Ассоциация врачей частной практики
Всероссийский Пироговский Съезд Врачей
Приволжский Центр Оздоровительного питания
Вита сервис - за здоровый образ жизни
Доктор ФОМ - консультации специалистов
Чудо-Чадо - Школа для беременных
Здоровое питание
Туризм и фитнес
Психология и соционика
Экология жилища
Повышение защитных сил организма
Вредные привычки
 
  На Главную
 

Интервью с Президентом Национальной Медицинской Палаты Л.Рошалем

Создание в России национальной медицинской палаты призвано улучшить права пациентов на получение качественной медицинской помощи, защитить права медицинских работников
Ирина Краснопольская, Опубликовано на сайте rg.ru 13 января 2010 г.


  В конце прошлого года комиссия по здравоохранению Общественной Палаты РФ приняла решение о создании в России "Национальной медицинской Палаты". Чем обусловлено такое решение? Какие изменения принесет оно в службу охраны здоровья россиян? На вопросы обозревателя "РГ" отвечает председатель комиссии по здравоохранению Общественной палаты РФ профессор Леонид Рошаль.
  Российская газета: Леонид Михайлович! Насколько я понимаю, создание медицинская Палаты - это ни в коем случае не появление очередной ассоциации медицинских работников:
  Леонид Рошаль: Очередная ассоциация никому не нужна. Наш отечественный опыт показал: созданные в стране около 10 лет назад региональные медицинские ассоциации, почти везде, за малым исключением, умерли. Весомой роли в улучшении качества медицинской помощи они не сыграли. Главное же, и врачи, и пациенты разочаровались в их эффективности.
  РГ: Почему? Намерения-то у них были самые лучшие.
  Рошаль: Предполагаю, что вина в этом лежала и на медицинских ассоциациях, и на исполнительной власти, и на законодателях. Четко не было разграничено, кто за что отвечает, кто какие полномочия имеет. Некоторые прекрасные решения пироговских съездов, принятые при участии Минздрава РФ и Минздравсоцразвития РФ, никто не выполнял. У ассоциаций не хватало настойчивости, у исполнительной власти - желания. От этого страдало не только медицинское сообщество, но и пациенты.
  Задача новой медицинской палаты - четко законодательно закрепить за медицинским сообществом права и обязанности. У Медицинской Палаты конкретная цель, которой не было ни у одной из существующих ассоциаций, - создание саморегулирования профессиональной деятельности с обязательным членством каждого медицинского работника в Палате. Это трудный, не простой путь, связанный и с организационной и с законодательной деятельностью. Но его надо пройти. От этого выиграют все: и пациенты - они получат более качественную медицинскую помощь, и федеральная и региональная исполнительная власть - они получат дополнительную систему самоответственности медицинских работников за свою работу, и медицинские работники, которые, наконец, получат механизм профессиональной защиты, механизм защиты чести и достоинства.
  РГ: Создание медицинской Палаты - не наша выдумка. Подобные есть во многих странах мира:
  Рошаль: Я очень критично отношусь к западной системе здравоохранения, особенно к её структуре на догоспитальном уровне. Считаю, что лучше того, что было придумано у нас, нет. Только надстройка над этой структурой, я имею в виду финансирование, материально-техническую часть, не выдерживает никакого сравнения. Всё не в нашу пользу, несмотря на старания правительства в последние годы. Есть еще одно принципиальное отличие: в большинстве стран государство не испугалось, а передало профессиональным медицинским ассоциациям часть своих полномочий, которые касаются квалификации медицинских работников, выработало стройную систему поддержания такой квалификации на высоком уровне. Этого у нас нет, и этим будет заниматься "Национальная медицинская Палата". Именно она будет вырабатывать и утверждать стандарты и протоколы лечения, следить за их исполнением, сама станет избавляться от нерадивых работников, не станет их защищать, если они нарушат стандарты и этические нормы. Как это принято в других странах, именно профессиональные медицинские общественные организации будут заниматься аттестацией и сертификацией.
  РГ: Вряд ли такое придется по душе организаторам здравоохранения?
  Рошаль: Вы правы. Это нравится не всем. Бояться выпустить из рук, хотя рук не хватает. В Японии, Германии, Франции, Голландии, США и других странах постепенно передали эти функции медицинским ассоциациям. И никто от этого не умер. Мы опоздали с созданием единой медицинской палаты в России лет на 10. Во многих странах членство в медицинских ассоциациях (палатах) является обязательным. Эту обязательность подтвердил и Европейский суд по правам человека. Он основывался на том, что медицинская деятельность - это особый вид деятельности, которая должна функционировать в строгих рамках, за которую как раз и отвечают медицинские ассоциации. А если человек не состоит в медицинской ассоциации, значит, и контроль за его работой недостаточен. Мало того, если врач не является членом профессиональной медицинской ассоциации - он не имеет права работать по специальности. Административная система себя полностью исчерпала. Это видно и на примере нашей страны. Единая "Национальная медицинская Палата" создается не на один год, а на десятилетия. Если хотите, то именно это сегодня - самая важная реформа отечественного здравоохранения. Причем, реформа малозатратная. В основе работы Палаты демократизм и прозрачность. Сами профессионалы будут со всей строгостью следить за своей работой. Это гораздо мощнее, чем административный контроль.
  РГ: Какова будет структура "Национальной медицинской палаты"?
  Рошаль: В "Национальную медицинскую Палату" будут объединены юридические лица: профессиональные медицинские ассоциации (терапевтов, педиатров, окулистов, дерматологов и т.д.), региональные медицинские ассоциации, ассоциации врачей частной практики и ведомственной медицины, то есть, весь спектр нашего здравоохранения. Физические лица: медицинские работники будут входить в одну из вышеперечисленных ассоциаций. Каждый из них получает защиту и помощь "Национальной медицинской ассоциации".
  РГ: Если "Национальная медицинская Палата" сумеет повысить квалификацию врачей, фельдшеров, медицинских сестер, акушерок, то от этого выиграют, прежде всего, пациенты. А что конкретно даст создание "Национальной медицинской палаты" самим медицинским работникам?
  Рошаль: Для нас это один из центральных вопросов. Вера медицинских работников в различные ассоциации упала. Что объяснимо: эти ассоциации только относительно представляют в полном объеме медицинское сообщество. Например, в российской ассоциации медицинских сестер около 150 тысяч медсестер. А в стране их более миллиона. Когда я на утренней конференции всех сотрудников института, которым руковожу, попросил поднять руки тех, кто знает, что делает российское медицинское общество и российская медицинская ассоциация - не поднялась ни одна рука. У медиков сегодня в целом в стране нет потребности в действующих медицинских ассоциациях. А нужно сделать наоборот, чтобы каждый не мог себе представить свою жизнь без объединения. И в России в некоторых регионах есть ростки этого. Так уже сейчас можно повысить престиж медицинской профессии. Можно встать на защиту медицинского работника, если он не нарушил медицинскую этику, стандарты или протоколы. Или нарушил их не по своей вине. Можно наладить правовую защиту, включая Третейское (досудебное) судопроизводство, независимую экспертизу (обезличенную) медицинских документов, общественную защиту в судебных слушаниях. Можно ввести страхование профессиональной ответственности медицинского работника при низком страховом взносе, разобраться в финансовой стороне системы сертификации и аттестации в сторону облегчения. Можно создать не обременительную систему постоянного повышения квалификации, создать единое информационное поле и так далее. Кстати, мы четко разграничили свою функцию с функцией профсоюза медицинских работников, который принимает активное участие в создание Палаты.
  РГ: А финансовая сторона вопроса? Не будет ли накладно для каждого медицинского работника участие во вновь создаваемой структуре?
  Рошаль: Я сошлюсь на опыт медицинской палаты Южного федерального округа. Вступительный однократный взнос 700 рублей. Ежемесячный взнос для врачей 60 рублей, для медицинских сестер 30 рублей. И этого хватает на многое. В настоящее время каждое региональное отделение российской медицинской ассоциации отчисляла 20 процентов в общую кассу. Мы этот процент сделаем меньше, а при введении обязательного членства - еще меньше. И Президент, и вице-президенты, и все члены Президиума, как и Совета Палаты, станут работать как волонтеры - бесплатно. Оплаченными будут только несколько человек аппарата - исполнительный директор, бухгалтер, секретари.
  РГ: Кто поддержал организацию "Национальной медицинской Палаты"?
  Рошаль: Инициаторы создания Комиссия по здравоохранению Общественной палаты, Комитет по собственности Госдумы, "Опора России". Идею поддержали крупнейшие отечественные профессиональные медицинские ассоциации терапевтов, неврологов, хирургов, кардиологов, офтальмологов, педиатров, урологов, дермато-венерологов, семейных врачей, Российское общество восстановительной медицины, общество "Кардиоваскулярной профилактики и реабилитации", Общество социал-гигиенистов России, Ассоциация медицинских обществ по качеству, трансплантологическое общество и другие.. Активное участие приняли региональные медицинские ассоциации и палаты южного федерального округа, Калининграда, Ярославской, Смоленской, Новосибирской, Московской, Пензенской, Свердловской, Самарской областей, Татарстана, Ханты-Мансийского автономного округа. Создание Палаты поддержали Первая общероссийская ассоциация врачей частной практики, "Российский союз промышленности и предпринимателей", Союз малых городов, Союз городов Заполярья и Крайнего Севера. Единогласно голосовали за создание Палаты представители ведомственной медицины: Министерства обороны, ФСБ, "Газпрома", "РЖД", Министерства юстиции. И это понятно, потому что вне зависимости от того, где работает медицинский работник, все заинтересованы в его высоком профессиональном уровне. Такого единения медицинского сообщество давно не было.
  РГ: Какие взаимоотношения у вас с Минздравсоцразвитием РФ?
  Рошаль: Лично Татьяна Алексеевна Голикова поддержала эту идею. Мы договорились, что сначала палата будет работать в существующем законодательном поле. Этого мы строго придерживаемся. На разработку нового Закона о введение саморегулирования профессиональной деятельности уйдет пару лет. Говорю прямо: если бы я был министром, то еще лет 10 назад, предоставил бы возможность создания такой организации, так как лучшего не государственного помощника, которой берет на себя определенную ответственность, не вижу. Нужно изменить ментальность и понять, полезность такой структуры. Сейчас стоит главная задача: вновь убедить самих медиков, а не аппарат, в необходимости для них "Национальной медицинской ассоциации", реанимировать региональные медицинские ассоциации (или палаты), реструктуризировать профессиональные ассоциации и научить их работать в новых условиях, т.е. создать "скелет" Палаты будущего.
  РГ: Леонид Михайлович! Вы не боитесь потерять то огромное доверие к себе, которое у Вас есть в обществе?
  Рошаль: Конечно, мне спокойней было бы продолжать работать в общественной Палате РФ, постоянно критиковать Минздравсоцразвитие РФ, писать письма Президенту и Председателю Правительства и ни за что не отвечать. А с созданием "Национальной врачебной Палаты" после того, когда государство передаст ей функции, связанные с профессиональной деятельностью и обязательным членством, получится, что за каждого медицинского работника, где бы он не находился, за его квалификацию, буду отвечать я. А это уже мой личный авторитет. Но я никогда в жизни не боялся брать ответственность на себя. И сейчас не боюсь. Другого пути я не вижу. Понимаю, что не сразу, может быть, на это уйдут годы, но если удастся достигнуть цели и хотя бы чуть-чуть сдвинуть эту глыбу, уверяю вас, все будут довольны. А если не поймут или не дадут, то очень жаль нас с вами:
  Комментарии читателей:
  [17.01.2010] Мысль о Палате наверное правильная, но что- то настораживает. Опять волевым решением хотят загнать в счастливое будущее медиков и их пациентов. Только светлый образ доктора Рошаля не позволяет говорить о новом союзе "Меча и Орала". Может быть на данном этапе целесообразней говорить о полноценном законе "О здравоохранении"?
  Николай
  [14.01.2010] Я считаю абсолютно правильным, что Палата будет "вырабатывать и утверждать стандарты и протоколы лечения", а Минздравсоц будет оплачивать работу по ним, исходя не из тех мизерных денег, как сейчас, а нормально, как положено. И неважно, что у него не хватит на это денег, это уже не должно волновать палату. Она ведь не будет касаться финансовой стороны этих протоколов и её не будет интересовать, обеспечено то или иное учреждение необходимым оборудованием. Главное написать "нормальный протокол лечения", а что с ним будет делать министерство - это его дело, как оно будет выкручиваться. Мы такие вот хорошие и умные. Это революционное решение. Палата пишет стандарт, а государство оплачивает. А то, что протоколы на Западе пишутся по согласованию со страховыми компаниями - это нас не волнует. У нас свой путь. Да и от нерадивых работников тоже нужно избавляться легко. Неважно, что существует трудовой кодекс и договор с работодателем, конституционное право на работу. Неважно, что сейчас только суд может лишить права заниматься профессиональной деятельностью. Мы сами и суд и трудовой кодекс - мы сами будем избавляться от плохих врачей. Правда, вначале нужно определиться с основным принципом - "а судьи кто?", но я уверен, палата это сделает. "Административная система себя полностью исчерпала. Это видно и на примере нашей страны." - правильно! Все слова правильные. Если система себя исчерпала, то логично из слов Рошаля следует разгосударствление здравоохранения. Это революционно и, думаю, Минздравсоц обязательно поддержит эту идею. Он ведь говорил же с Голиковой. Правда, перед этим он сказал - "Я очень критично отношусь к западной системе здравоохранения, особенно к её структуре на догоспитальном уровне. Считаю, что лучше того, что было придумано у нас, нет". То есть, что лучше, чем придумано у нас - нет, но получается, что это себя исчерпало. Да мало ли как он относится к Западу. Там система работает и лечит, несмотря на его критичность, а у нас только калечит, несмотря на всё то лучшее, что придумано. На Западе ассоциации создавались десятилетиями, самостоятельно приходили к необходимости перестройки в Палаты, а у нас как всегда "сверху" и в кратчайшие сроки. И полномочий никто не передавал, на Западе и система образования другая и порядок составления стандартов другой и положение врача в гражданском праве другое.
  Лазарев С.В.
  [13.01.2010] Если "Национальная врачебная Палата" собирается писать стандарты и протоколы медицинской помощи, то такая палата должна иметь порядковый номер "шесть". А вот если будут создаваться обязательные для органов исполнительной власти стандарты материально-технического и финансового обеспечения деятельности медицинских работников, оказывающих медицинскую помощь, а представители трудовых коллективов ЛПУ будут подписывать с администрацией района протокол "Об оказании медицинской помощи жителям административного образования", в котором буде прописана обязательства и ответственность, как администрации, так и медицинских работников, то я с удовольствием стану членом этой общественной организации.

 
 
 © 2000-2017 Medical Association. All Rights Reserved. Nizhny Novgorod, Russia      PostDesign&PostProgramming&Hosting by 2A Group